Г1алг1ай Аьланой (Ингуши Аланы)

Доподлинно известно, что коренные ингушские тейпы называются у ингушей “эзди тейп” – “аристократический клан, княжеский клан”, а их представители – эзди.

Ингуши называли себя “эзди” (дворяне, аристократы, князья) потому что во время кланового периода все ингуши воспитывались в аристократизме (яхь, юхь, эхь, денал, бехк, г1улакъ). Все ингуши были свободными. Поэтому ингуши считали себя равными князьям других народов по аристократизму и личной свободе. Ингуши и князья были равны, потому что были лично свободны и никого из людей над собой не ставили.

«Среди горских племен Северного Кавказа ингуши являются единственной народностью, у которой никогда не было никаких сословных разделений. В то самое время, когда соседние с ними кабардинцы и осетины имели у себя князей, узденей и алдаров, малочисленные, но свободолюбивые ингуши не знали над собой князей и дворян, – легко и просто управляя собою через совет старейшин ингушского народа. Еще и поныне, гордые этим высоким прошлым, ингуши рассказывают старинную повесть о том, как в далекие от нас времена к одному ингушу заехал из Дагестана проезжий. Во время ужина ингуш, слыша несколько раз от гостя слово «бек», спросил его о значении этого слова.
Гость объяснил и в свою очередь спросил ингуша об их беках и князьях. Услышав гордый ответ о том, что среди ингушей господ нет, гость весьма удивился и взволнованно спросил:

– Кто же вы такие, если живете без господ?
– Мы? – переспросил ингуш, – сейчас объясню. Есть у вас кто-либо выше бека?
– Как же, есть… – пролепетал удивленный лезгин.
– Кто?
– У-у-у… Большой человек. Сам хан.
– Ну, а выше его, еще кто есть?
– Есть. Но только далеко… Сам падишах
– Та-ак… – протянул удовлетворенный ингуш. – Ну а выше падишаха кто-нибудь есть?
– Кто же может быть выше падишаха? – один только Аллах и пророк Магомет (С.А.В.).
– А-а-а… Ну вот ваш падишах нам равный человек. У нас тоже, как и у него, кроме Аллаха никого нет старше…»

(Мугуев Х.-М. Ингушетия. Очерки. М., 1931, с.21-22.).

Падишахи (в ингушском звучании “паччахи”) – названия правителей некоторых восточных народов. Ингуши и чеченцы по личной свободе считали себя равными правителям, князьям.

По некоторым данным, в периоде между 16-19 вв. среди вайнахов появилось слово уздень (“эзди, оьзда”) – аристократ, человек высшего общества, благородный. Слово это попало к вайнахам от кабардинцев, с которыми они перманентно воевали в 16-18 вв. Вайнахи противопоставляли себя захватчикам, в то время как кабардинцы хотели их подчинить, вайнахи, на своем языке называвщиеся “аланой” – аристократы, свободные, начали использовать и заимствованное у кабардинцев слово уздень (“эзди”) с тем же значением аристократы, свободные – т.е. равные аристократическому сословию кабардинцев, соответственно неподчиняемые, и в ходе некоторых войн изгнали кабардинцев с родины. С тех пор попавщее от кабардинцев к вайнахам слово уздень (эзди, оьзда) – аристократ, свободный – частично заменило коренное вайнахское слово алан с тем же значечением аристократ, свободный (на различных диалектах современного чечено-ингушского языка звучащее как аьла, аьлан, эли, элин, эла, элан).

«Все ингуши, все чеченцы считали себя равными друг другу. Не признавая ни князей, ни дворян, они с гордостью говорили, что они все «уздени»(т.е.дворяне)» (Этнография народов СССР, под редакцией С.А. Токарева, Московский государственный университет, 1958 год, с.244.).

“Подчеркивая свое высокородное происхождение(“эзди нах”),орстхойские мужчины вплоть до конца 18 века(по преданиям информаторов) носили длинные кудри,а женщины-высокие прически “кур” <…>
Орстхойцев вайнахи связывают с именем мифических героев -нартов. Имя нартов обычно произносят в сочетании с орстхойцами, например , “наьрт-орстхой” (Нарт-аьрстхой) и аланами (Эла-орстхой).” (А. Сулейманов, Топонимия Чечено-Ингушетии, 1978 г.)

Слово уздень переводится на вайнахский язык как аьла, эли, эла (аьлан, элин, элан). Поскольку все чеченцы и ингуши называли себя “узденями” (“эзди”) – общекавказским термином, то на своем языке они называли себя аланой – ингуш. аьланой, горно-чечен. эланой, равнинно-чечен. элиной:

“чеченское общество разделялось на узденей по чеченски элий” (Р. Хасханов, Этимология этнонима алан на основе нахских языков).

“среди чеченцев до сих пор бытует устойчивое выражение “нохчий-элий”, которое переводится как “все чеченцы – эли”. (“Волков не любят, ими восхищаются”, Х.-А. Нухаев, Газета “Грозненский рабочий”, № 15, г. Грозный, 15-21 апрель 1999 г.).

Словом уздень (ингуш. эзди) среди кабардинцев обозначали высшее благородное сословие, правящую элиту: “В Кабарде под словом Уздень понимается высшее сословие” (Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон 1890—1907).

Среди ингушей и чеченцев этим словом обозначали всех, все были равными, свободными, аристократически воспитанными. Все ингуши и чеченцы относили себя к благородному сословию, к элите – “уздени” (князья, дворяне, свободные).

“Все, что принадлежит к чеченскому племени, выселенцы из Ичкерии, с верховьев Аргуна, составляет один общий класс людей вольных, без подразделений на дворян или на князей, с «Мы все уздени», говорят чеченцы, принимая это слово в этимологическом значении, то есть люди, зависящие от самих себя .” (см. Ф. И. Леонтович, Адаты кавказских горцев, Т2, Адаты чеченцев, 1883 г.)

“Мы все “уздени” (т. е. свободные, равные), говорят теперь Чеченцы” (Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза, И. А. Эфрона, 1903 г.; под словом чеченцы в словаре объединяют ингушей и чеченцев, см. в словаре “Чеченцы”, “Ингуши”).

“чеченцы и ингуши не знали феодально-княжеского ин­ститута. В общевосточном понимании узденем (князем) считал и считает себя каждый чеченец или ингуш. Пра­вовое равенство между собой является исконным зако­ном их общества.” (А. Авторханов, “Убийство чечено-ингушского народа”, гл. I Северный Кавказ; Мюнхен 1952 г.).

“Каждый чеченец считал себя равным князю – поскольку над ним не было князя (в отличие от соседних народов)” (А. Тарасов, “На стороне ацтеков”).

Поскольку воспитание во время кланового периода у ингушей и чеченцев было идентичным, и общество было идентичным, приведу рассказ о чеченцах.

“«Горская демократия» сформировала особый тип личности чеченца-мужчины, который исследователи пытались определить терминами «горский аристократизм», «крестьянский аристократизм», «демократический аристократизм». Чеченец-уздень превыше всего ценил свой статус свободного, свое достоинство, а нормы тейповой «горской демократии» прямо предписывали ему защищать это достоинство силой оружия, что автоматические делало сообщество мужчин-чеченцев сообществом воинов, – и их с детства воспитывали как воинов (подобно сословию рыцарей в средневековой Европе или самураев в средневековой Японии). Каждый чеченец считал себя равным князю – поскольку над ним не было князя (в отличие от соседних народов). Само слово «уздени» – оьзди нах – первоначально значило «благородные люди» (условно говоря, «дворяне»), после «крестьянской революции» оно стало означать «свободные и равные» (то есть «дворянами» стали все).
Это делало менталитет чеченского крестьянина очень похожим на менталитет средневекового дворянина” (А. Тарасов, “На стороне ацтеков”).

Все что сказано про чеченцев, относится и к ингушам – потому что общество у них было одинаковым в то время – кланы и клановые понятия, клановое воспитание были идентичными.

Под “крестьянской революцией” автор имеет ввиду войну и изгнание кабардинских и кумыкских захватчиков с некоторых районов вайнахских земель в 16-17 вв. Дворянами себя вайнахи считали и до нее, потому что во впервых было клановое общество, при котором все равны и сословные разделения невозможны, во вторых – в преданиях древние вайнахи обозначаются как равные с утонченным восприятием чувства собственного достоинства. Равенство, благородство аристократизм всех было у них со времен далеких предков: “Аланы… О рабстве они не имели понятия: все они благородного происхождения” (А. Марцеллин, “Римская История”; Книга XXXI. годы 375—378).

“Каждый чеченец считал себя равным князю – поскольку над ним не было князя (в отличие от соседних народов). Само слово «уздени» – оьзди нах – первоначально значило «благородные люди» (условно говоря, «дворяне»), после «крестьянской революции» оно стало означать «свободные и равные» (то есть «дворянами» стали все).” (А. Тарасов, “На стороне ацтеков”).

Если в 19 веке вайнахи называли себя “узденями” (князьями), то поскольку это слово было заимствованным, на своем собственном языке они называли себя аланой (аьланой, эланой; князья).

У слова уздень было два смысла – 1) свободный, равный свободным, благородный, аристократ и 2) дворянин, князь, аристократ. В первом значении вайнахи относили это слово к себе. Во втором – к правящему классу других народов.

Все ингуши называли себя “эзди” – дворяне (аристократы), князья. Это слово происходит от кабардинского слова “уздень” – “князь, аристократ, дворянин”, которое было заимствовано ингушами у кабардинцев во время их противостояния в 16-19 вв.

“В Кабарде под словом Уздень понимается высшее сословие” (Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон 1890—1907).

Все ингуши называли себя эзди (узденями) – князьями, дворянами (аристократами).

«Все ингуши, все чеченцы считали себя равными друг другу. Не признавая ни князей, ни дворян, они с гордостью говорили, что они все «уздени»(т.е.дворяне)» (Этнография народов СССР, под редакцией С.А. Токарева, Московский государственный университет, 1958 год, с.244.)

“чеченцы и ингуши не знали феодально-княжеского ин­ститута. В общевосточном понимании узденем (князем) считал и считает себя каждый чеченец или ингуш. Пра­вовое равенство между собой является исконным зако­ном их общества.” (А. Авторханов, “Убийство чечено-ингушского народа: Народоубийство в СССР”, гл. I Северный Кавказ; Мюнхен, 1952 г.).

Но слово “уздень” (эзди) – заимствованное. На собственно ингушском языке дворянин, князь, аристократ звучит как “аьла/аьлан”.

Также у слова Алан (Аьлан, Элан) в вайнахском языке два смысла: 1) свободный, равный свободным, благородный, аристократ, и 2) князь, дворянин, аристократ. В первом значении вайнахи это слово применяли к себе, во втором же значении – к правящим элитам других народов.

Т.о. у слова Алан (Аьлан) двойное значение:

“Когда местные герои называются словом «аьла», часто переводимое как князь, то чаще всего имеется в виду не княжеское происхождение героя, а его высокий этикет, родовитость, могущество.”
(Сказки, сказания и предания чеченцев и ингушей; Примечание к преданию Чабарло; И. А. Дахкильгов, А. О. Мальсагов. Грозный, 1986).

(аристократизм – высокий этикет, клановость – родовитость, отличающийся характером и силой – могущество).

Слово алан (аьлан, элан) у вайнахов имело значения “свободный, равный свободным, аристократический (воспитанный как аристократ), равный князьям, князь, человек из аристократического клана, благородный”.

“чеченское общество разделялось на узденей по чеченски элий и «не многочисленных рабов» по чеченски лай и так как чеченское общество делилось на свободных называемых эла//ала полученное из древненахского алон//алан «повелитель, князь, свободный» и лаев «рабов», то соответственно чеченцы не могли именовать себя иначе как аланы!” (Р. Хасханов, Этимология этнонима алан на основе нахских языков).

*Немногочисленные рабы – военнопленные (см. Ф. И. Леонтович, Адаты кавказских горцев, Т2, Адаты чеченцев, 1883 г.), которые через некоторое время становились свободными (см. А. Сулейманов, Топонимия Чечни, стр 255, Пхьарчхошка (Акхташ, Аух), топоним “Лаь-Iин (Ля-ин) «Рабов лощина»”, 1997).

Собирая информацию о слове “аьлан”, я как то спросил у своей тети, которая хорошо разбирается в ингушском менталитете и воспитана в духе кланового ингушского общества, помнит атмосферу ингушей, что жили раньше (1960-80ее гг.), кого среди ингушей называли словом аьлан, аьла, аьли. Она мне ответила, что этим словом называли человека у которого есть достоинство (си долаш), который соблюдал аристократические правила (эздел долаш), в процессе объяснения этого термина она упомянула слова “дик къонах”, т.е. достойный мужчина, хороший мужчина.

Аьланой – это дик къонахи, хорошие мужчины. Ну соответственно и хорошие женщины.

Ингуши и чеченцы называли себя “князьями” (=аристократами). Это было связано с тем, что в кланах их воспитывали с обостренным чувством собственного достоинства и прививанием аристократических норм поведения, свойственных воспитанным достойным людям – князьям, рыцарям, аристократам. Каждый ингуш и чеченец был равноправен, все были равные, и все равные свободным. Каждый ингуш и чеченец был сам себе князь, князь по достоинству и личной свободе.

В ингушской легенде “Легенда о кабардинской княжне и ингушском джигите Уцига Малсаг Долгиеве” главный герой предания Уцига Малсаг говорит про ингушей: “Мы хоть и не князья по званию, но по достоинству каждый из нас равен князю”. Имеет ввиду, что по достоинству каждый ингуш – равен князю. Не менее интересен и ответ старого кабардинского князя Уцига Малсагу. Увидев аристократические манеры поведения простого ингуша, который выделился по благородному поведению даже среди кабардинских князей, у которых как известно, был тонкий аристократизм в поведении, он, согласно преданию, говорит ингушу:

“Если в вашем народе все простые люди такие же, как ты, то у вас все князья.”.

Каждый ингуш и чеченец, когда были мощные кланы, и когда каждый из них входил в клан, воспитывался кланом строго в аристократических манерах поведения (яхь, юхь и др.). Каждый ингуш и чеченец кланового периода впитывал эти аристократические понятия, и во взрослом возрасте это уже был настоящий аристократ-князь.

Словом “князь” ингуши и чеченцы называли человека, у которого достоинство было княжеским. Достоинство, содержание самого человека было княжеским, аристократическим. Поэтому князь – это титул (достоинство, обозначение достоинства человека, определение меры достоинства человека). Это звание которое давалось всем аристократическим вайнахам. И для того, чтобы быть князем, не нужно быть правителем. Правитель – это второстепенное значение слова князь, первостепенное – лидер, сам себе господин. В понятиях вайнахов, князем считается человек лично свободный, аристократических правил поведения, и неподчиняющий себя другому. Этот человек – сам себе князь.

“«Каждый чеченец — сам себе Президент!» есть историческая сущность чеченцев.” («Психологическая антропология стресса», «Стресс мирного населения при введении на его территорию “ограниченного воинского контингента” (Чечня 1994-1996 гг.)», Л.А. Китаев-Смык).

Титул “Князь” (Алан, Элан) среди ингушей и чеченцев – определение меры достоинства человека, если его достоинство (воспитанность, мораль, поведение) княжеское – значит он князь.

В Ингушетии и Чечне все коренные кланы считались и считаются аристократическими (“эли”, “элан”, “аьлан”, среди чеченцев больше сохраняется употребление этих слов, нежели среди ингушей, у которых чаще употребляется заимствованное тюркское слово уздень/эзди с тем же значением князь, аристократ).

Поскольку все коренные вайнахские кланы считались аристократическими, благородными, то все представители этих кланов обозначались достоинством “алан” (синонимы из других языков – “граф, князь, герцог, аристократ”).

В Европе было тоже самое, например, герцог Йоркский – это звание, титул который носили члены британской королевской семьи. Герцоги, графы и бароны Норфолка – так назывались представители аристократического английского клана Howard. Английский аристократический клан Фиц-Аланы (FitzAlans), представители которого носили титул “графов”, в XIV—XVI веках являлся очень могущественным и влиятельным в Англии. Достоинства герцоги и графы Алансонские носило ответвление французской королевской семьи Валуа. Французский клан Ларошфуко был аристократическим, его представители назывались принцами, графами, герцогами и пэрами. Эти звания были достоинствами, титулами членов этих кланов и семей.

Если в Западной Европе аристократическими являлись только некоторые семьи и кланы, и только их представители назывались аристократами (герцогами, графами, принцами), то в Алании (Ингушетии и Чечне) все кланы считались аристократическими, и поэтому все их представители обозначались словом “алан” (в переводе аристократ, князь, герцог, граф).

Алан – это титул всех коренных вайнахов кланового аристократического периода. Само название Алания переводится с вайнахского языка как “страна аристократов”. Алан – это титул по достоинству и происхождению.

В Алании (Чечено-Ингушетии) все кланы считались аристократическими, благородными, поэтому все представители этих кланов именовались достоинством алан – князь, герцог, граф, свободный, равный, аристократ, благородный.

Алан (Князь, Аристократ, Свободный, Равный) – это титул который носили все вайнахи, согласно их достоинства и благородного (аристократического) происхождения.

“Аланы… О рабстве они не имели понятия: все они благородного происхождения” (А. Марцеллин, “Римская История”; Книга XXXI. годы 375—378).

Все вайнахские кланы и их представители носили звание аристократических, княжеских (инг. чеч.: алан, элан, аьлан). Слово “алан” заменялось в вайнахском языке и заимствованным тюркским словом “уздень” (эзди, озди) – с те же значением аристократический, княжеский, дворянский.

Поэтому например, представитель крупного чеченского клана Дешни называл себя “Дешни-эла” – князь Дешнинский. Причем князьями Дешнинскими являлись все представители этого клана.

Например, в одном из древних преданий чеченцев сказано: “В результате войны между Желе, которому помог князь Доьра-эла, и Дешни-эла последний потерпел поражение.” (см. Тени Вечности, Исторические области Чечни – Аргунское ущелье, Л. Ильясов).

В данном случае под князем Дера-эла подразумевается обычный представитель клана Дерахой, под словом Дешни-эла – обычный представитель клана Дешни. Эла – князь, это титул всех представителей аристократических кланов вайнахов.

Или другое предание: “Пешхойн лам (Пешхойн лам) «Пешхой гора» – на ю. МахкатIе. Предание: Пешхо-князь выиграл эту гору и дочь-красавицу у Садо-князя.” (Топонимия Чечни, Микротопонимия Махкатш, Хоттуние, Тевзана, Сельмен-Тевзана, А. Сулейманов, 1997 г.).

“Пешхойн лам (Пешхойн лам) «Пешхой гора» — на ю. Махкат1е. Предание: Пешхо-князь выиграл эту гору и дочь-красавицу у Садо-эла.” (Топонимия Чечено-Ингушетии, II часть, Микротопонимия МахкатIе, Хоттуние, Тевзана (Киров Юрт), А. Сулейманов, 1978 г.).

В данном случае, под Пешхо-князем (чечен. Пешхо-эла) подразумевается обычный представитель аристократического княжеского клана Пешхой, под Садо-князем (чечен. Садо-эла) – обычный представитель аристократического клана Садой.

О нохчиевском клане Элистанджи (А. Берже обозначал нохчиевские кланы как дворянские, 1859 г., см. ниже) А. Сулейманов приводит следующее предание:

“Предания говорят о том, что на юге Элистанжи жили Садой и Пешхой, которые были вытеснены более сильным племенем, имя которому было Орс-эла. <…> Элан-жIаран-корта (Элан-жаран-корта) «Княжеского креста вершина» – на ю. По преданиям, на этой вершине стоял большой деревянный крест, воздвигнутый легендарным родоначальником элистанжинцев Орс-эла.” (Топонимия Чечни, Элистанжи, А. Сулейманов, 1997 г.; этот топоним и предания про Орс-эла приводятся им и в “Топонимия Чечено-Ингушетии”, II часть, Элистанжи, 1978 г.).

Согласно чеченскому преданию, Орс-эла – племя вытеснившее кланы Садой и Пешхой. По второму преданию это родоначальник клана Элистанджи (Элистанджой, Элистанджхой) – Орс-эла (князь Орсоевский). Именно из-за него вершина к югу от Элистанджи начала называться “Элан-жIаран-корта” – “Княжеского креста вершина”.

Среди ингушей термином “аьла” обозначались все ингуши, поскольку все кланы являлись аристократическими.

Ингушская поговорка “хьара гIалгIа ше шина аьла ва” (“каждый ингуш сам себе князь”) говорит нам, что все ингушские кланы являлись аристократическими. Соответственно, термин “аьла-г1алг1ай” – “князь галгаевский” применим ко всем ингушам, поскольку все они являлись аристократами, достоинства князя.

Это ингушское выражение я запомнил с самого детства, бабушка произносила ее когда ингуш показывал свою независимость, отстаивал достоинство или отказывался подчиняться при каких-то экстраординарных ситуациях другому лицу – “хьара г1алг1а ши шина аьла ва” – “каждый ингуш сам себе аьла”. Слово “аьла” имеет значение аристократ, благородный, свободный, равный, господин, князь. Ее можно перевести и как “Каждый ингуш сам себе господин” (например в словаре “Кавказский толмач” – А. В. Старчевский, Санкт-Петербург, 1891, стр. 163 – дается именно такой перевод слову аьла (аэле) – господин).

В Ингушетии бывали случаи, когда ингуши отказывались пропускать кортеж представителей российской власти, в том числе т.н. “президента Ингушетии”, поскольку они считали себя равными президенту, “из фу дя в, тхол дика в из?”. Именно про таких ингушей и говорят “хьара г1алг1а ши шина аьла ва”. Это не беспредел, это равенство. Если бы ингуши уважали президента они его пропустили бы, исходя из уважения, но когда всем говорят “разойтись” в приказном тоне, ингушскому характеру княжескому непривыкшему к приказному тону эти действия оскорбительны и вызывают ответную правильную реакцию – равенства людей. Во времена кланов, когда каждый клан воспитывал каждого ингуша в духе аристократизма и занимался практически только его воспитанием в духе князей, этот характер был крайне обостренным у ингушей (сейчас же у ингушей городское воспитание “гуляй ветер”).

В ингушских выражениях все ингуши обозначаются словом “аьла” (князь).

“Ва а вий-те шийх аьла ца хетар?
Есть ли такой мужчина, который себя князем не считает?

Фусам-да ший ц1аг1а аьла ва.
Хозяин в своем доме – князь.

Х1ара саг ший сина аьла ва.
Любой человек – князь своей души.”

(«Мудрые наставления наших предков. Из ингушского фольклора.», Цхьалха кицаш – пословицы, поговорки, изречения, И. А. Дахкильгов, 2000;)

Как и все коренные ингушские кланы, Мальсаговы относятся к аристократическим. Когда в XIX веке Ингушетия оказалась в сфере влияния России, представитель этого клана Хунк Мальсагов предложил российской власти возвести три семьи из его клана в ранг российских узденей (российских дворян на Северном Кавказе). Однако российские власти отказали ему в этом прошении, поскольку в таком случае в ранг российских узденей пришлось бы возвести 200 семей клана Мальсаговых (см. К вопросу о социально-экономическом строе ингушей (XVIII – 70-е годы XIX в.), Ш. Дахкильгов). Потому что все Мальсаговы считали себя узденями (инг. эзди, аьлан) – дворянами, аристократами.

“Эзди нах в ингушском обществе применялось в значении независимого сильного сословия, из которого состояла основная часть ингушского этноса.
<…> термин эзди, уздень обозначает, почти у всех народов, проживающих на Северном Кавказе, определенную социальную прослойку, зачастую аристократический элемент.” (Система общественных отношений ингушского общества до XIX в.в., Б. Харсиев)

Нохчиевские, Ламроевские, Галгаевские кланы вайнахов считались аристократическими (аьлан, элан). Такими же считались и кланы входивщие в состав кланового союза Орстхой.

“…карабулаки, считавшие себя потомками древней чеченской аристократии, всегда держались в стороне от других племен <…> чеченцы, не терпя искони в своей среде аристократии, не придерживались, к чести их говоря, и рабства.” (В. А Потто, “Кавказская война, Том 5. Время Паскевича, или Бунт Чечни”, главы XX. ПРЕДВЕСТНИКИ ВОССТАНИЯ, XXI. ВЕЛЬЯМИНОВСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ
)

Карабулаки (люди “Черного источника”) – это кумыкское название вайнахского кланового союза орстхой, самим орстхоевцам это название было незнакомо. Орстхой относили себя к “узденям” (“эзди”, заимствованное слово) – аристократии, на вайнахском языке это звучит как “аланой” – “аристократы”.

“Подчеркивая свое высокородное происхождение(“эзди нах”),орстхойские мужчины вплоть до конца 18 века(по преданиям информаторов) носили длинные кудри,а женщины-высокие прически “кур” <…>
Орстхойцев вайнахи связывают с именем мифических героев -нартов. Имя нартов обычно произносят в сочетании с орстхойцами, например , “наьрт-орстхой” (Нарт-аьрстхой) и аланами (Эла-орстхой).” (А. Сулейманов, Топонимия Чечено-Ингушетии, 1978 г.)

Автор XIX века В. А. Потто писал, что орстхойцы относили себя к “древней чеченской аристократии”, с другой стороны он пишет, что “чеченцы, не терпя искони в своей среде аристократии, не придерживались, к чести их говоря, и рабства”.

Орстхойцы и чеченцы относили себя к древней аристократии, но не признавали над собой аристократию – правящую элиту. Все были аристократами, и над ними не было аристократов.

Как сказано в ингушской поговорке: “Аьлан т1а аьла тац” – “Над аристократом аристократ не нужен” («Мудрые наставления наших предков. Из ингушского фольклора.», Цхьалха кицаш – пословицы, поговорки, изречения, И. А. Дахкильгов, 2000; И. А. Дахкильгов переводит эту поговорку как “Над князем князь не нужен”, но у слова “аьла” различные значения, аристократ и князь – слова взаимозаменяемые).

Например, нохчиевские кланы (нохчи – изначально название восточной части чеченского народа, живщей в Нахчи-Мохке (Веденский, Шалинский, Ножай-Юртовский районы, впоследствии распространившее свое название на всех чеченцев) относились к аристократическим, дворянским (чеч. “элан”).

“Эрсеной . Тейп, расположенный в восточной Чечне в исторической области Нохчимокх (Шалинский, Гудермесский район). После походов Тамерлана это один из первых тейпов, выселившихся снова на равнину. Эти тейпы считались аристократически ми.”
(“Быть чеченцем: личность и этнические идентификации народа”, Ян Чеснов, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института этнологии РАН, Москва.).

Адольф Берже перечисляет нохчиевские кланы (Харачой, Цонтрой и др.) и называет их дворянскими (аристократическими).

“Мы все уздени, говорят Чеченцы, и это выражение должно понимать в смысле людей, зависящих от самих себя. <…> коренными Чеченцами должно считать только потомков Нахчууо, которые и до сих пор себя называют по имени своего праотца и составляют сословие узденей, т. е. дворян. К этому сословию принадлежат лишь коренные жители аулов, которым различные отрасли фамилии Нахчууо дали свои имена, как-то: Ха-рачи, Цуонтари, Гордоли, Белготи, Беяни, Гуны, Экишбачи, Ело-хоймохии, Ш ирдимохни, Дышнимехки, Зандок, Чертой, Сесени, Черми, Алери, Анги’ни, Аникалли, Блитти, Эрсени, и н. др. Некоренной житель одного из названных аулов не вправе считать себя Нахчууо, т. е. Чеченцем. И так почетнейшие Нахчууоские фамилии /тохумы/ дали названия аулам, ими основанным. Эти названия и доныне сохранились с прибавлением слов аул или юрт, что означает селение или деревня.” (Адольф Берже, Чечня и чеченцы, 1859 г.).

«Все ингуши, все чеченцы считали себя равными друг другу. Не признавая ни князей, ни дворян, они с гордостью говорили, что они все «уздени»(т.е.дворяне)» (Этнография народов СССР, под редакцией С.А. Токарева, Московский государственный университет, 1958 год, с.244.).

“чеченцы и ингуши не знали феодально-княжеского ин­ститута. В общевосточном понимании узденем (князем) считал и считает себя каждый чеченец или ингуш. Пра­вовое равенство между собой является исконным зако­ном их общества.” (А. Авторханов, “Убийство чечено-ингушского народа”, гл. I Северный Кавказ; Мюнхен 1952 г.).

“чеченское общество разделялось на узденей по чеченски элий” (Р. Хасханов, Этимология этнонима алан на основе нахских языков).

“среди чеченцев до сих пор бытует устойчивое выражение “нохчий-элий”, которое переводится как “все чеченцы – эли”. (“Волков не любят, ими восхищаются”, Х.-А. Нухаев, Газета “Грозненский рабочий”, № 15, г. Грозный, 15-21 апрель 1999 г.).

«Некоторые исследователи полагают, что само происхождение слова «алания», возможно, от чеченских слов: «алуо» (огонь, поклонники огня) или «эли» (дворяне, свободные люди), «эллин мохк» – «страна свободных людей». В некоторых селах до сих пор вместо «э» произносят «а». Тогда чеченское слово «дворянин» или «свободный человек» – «ала» (вместо «эла»). В ответ на вопрос, «чей ты?» – еще в 60-е годы от некоторых престарелых людей можно было услышать в ответ: «Элин некjи ву соа» – что означает: «я – дворянского происхождения» (“Чужие”, Р. Хасбулатов, российский политический деятель, учёный и публицист, член-корреспондент РАН.).

Упоминаемое Хасбулатовым чеченское выражение «Элин некjи ву соа» («я – дворянского происхождения») относится к равнинно-чеченскому диалекту, в других диалектах чечено-ингушского языка это выражение будет звучать как «Алан некjи ву со»/«Элан некjи ву со» (горно-чечен.), «Аьлан наькjан в со» (инг.) – “я дворянского (т.е. аристократического) происхождения”.

Слово “аланой” (ударение на первую букву) переводится с вайнахского языка как “дворяне, аристократы”.

“Садоевцы долго пытались подчинить себе жителей Макажа, это было равносильно подчинению всего общества ЧIебарла. Садоевцы считали себя привилегированными людьми – али (аланы).” (Топонимия Чечни, Микротопонимия Макажа, А. Сулейманов, 1997)

“…тайп Орсой в Чеберлоевском обществе… Орсойцез иногда называют Сада-Орсой, подчеркивая этим их «высокое», «княжеское» происхождение. Садой у вайнахов принято считать князьями-феодалами (эли).” (Топонимия Чечни, , А. Сулейманов, 1997)

Представители клана Садой относятся к аланам, т.е. аристократическим людям. В плане этого являются князьями. Поэтому соседние кланы называли их “эли” (князья), подчеркивая их аристократизм, но как известно, все коренные вайнахские кланы – эли (аристократы). Поэтому применение слова “феодал” (правитель, помещик, человек эксплуатирующий рабский труд) автором к ним неправомерно, поскольку в клановом обществе присутствие феодалов невозможно априори. Возможно переводя слово “эли” на русский язык, автор использовал и его второе значение “феодал, правитель, рабовладелец”, которое к самому клановому чеченскому обществу неприменимо вовсе.

“Их этнической особенностью был архаический индивидуализм не только мужчин, но и женщин. Он связан, в частности, с тем, что у чеченцев, в отличие от всех народов Кавказа, и не только Кавказа, не было дворянства, помещиков, князей. В современном выражении: «Каждый чеченец — сам себе Президент!» есть историческая сущность чеченцев” («Психологическая антропология стресса», «Стресс мирного населения при введении на его территорию “ограниченного воинского контингента” (Чечня 1994-1996 гг.)», Л.А. Китаев-Смык).

АВТОР СТАТЬИ: РУСЛАН НАЛЬГИЕВ.
– –
Замок клана Никарой, клановый союз Терлой. Справа башня носит название “Элан б1ав” – “Княжеский замок/Аристократический замок”.

“Элан б ав (Элан бав) «Княжеская башня» – в черте аула Никара.” (Топонимия Чечни, Микротопонимия Никара, А. Сулейманов, 1997 г.)

См. также “Элан бӀав (Элан бав) «Княжеская боевая башня» – в черте аула Никара.” http://chechenia.8bb.ru/viewtopic.php?id=1085

Автор статьи: РУСЛАН НАЛЬГИЕВ, 16.01.2016 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *